Такая птица улетела…

О, прекраснейший, любвший Есенина и Рубцова, Тютчева и Корнилова, Коржавина и народную поэзию… Как мне петь и спеть твою душу? Душа Валерия Дударева всегда пела, в великой печали, в большой радости. Он научил меня доброте и мягкости, которые были свойственны для него в почти любой ситуации. Наверно, теперь такую доброту принимают за слабость, но эта доброта очень полезна для сердца. Бог все видит. Все эти качества отображаются непременно на лице…

В последние 6 месяцев мы с Валерой жили в маленьком городе Кохма, о котором он сложил целую поэму “Петушки-Кохма, далее нигде”, опубликованную в НГ

https://yandex.ru/search/touch/?text=%D0%BF%D0%B5%D1%82%D1%83%D1%88%D0%BA%D0%B8%20%D0%BA%D0%BE%D1%85%D0%BC%D0%B0%20%D0%BF%D0%BE%D1%8D%D0%BC%D0%B0

Потом приехал сюда жить и умереть. Ему всегда хотелось обрести малую поэтическую родину. Конечно, Москва что-то свое этакое давала ему для творчества,но маленький тихий город,обозреваемый с приступочка дома на холме, давал силы для чистой поэзии.

Наш последний холодный закат

Первый раз в мае 2016 приехали в Кохму

Наверно, его душа радуется. Он жил “землею над” на белом свете и ушел также светло в светлой комнате,в светлом месте. Писал чистые звонкие, но в чем-то страшные и пророческие для самого себя стихи. В этом и есть,наверно,апофатичность всей ситуации. Одним я поделюсь сегодня:

Сосна

Осталась жизнь, осталась тайна

Непостижимая одна.

Своей минуты увяданья

Ждала сосна.

Ее смола янтарно, сочно

Одолевала тьму и мглу.

И всем понятно – вот же солнце

К земле стекает по стволу.

Чужие люди подходили

К ней новогоднюю гурьбой,

Но тайны этой не открыли

И мы с тобой.

Когда с обрыва мчатся сани,

Когда лыжни обнажены – 

Тогда  вот кажется в тумане,

Что нет  – и не было сосны.

Сосна под нашим окном

Милый и нежный Валера, мы все сделаем с Валерианом,чтобы ты был и в сердцах людей, и в литературе. Мы сохраним с сыном эту память, род Дударевых. Говорю тебе: “Да святится имя Твое”.

2 комментария

Leave a Comment